Зимние

Почему биатлонный «список 31» выносит мозг. Колонка Юрия Цыбанева

В
предъявленном российскому биатлону
допинг-обвинении и спортивных результатах
не сходятся концы с концами.

Первое
условие задачи: принимаем как данность,
что в этом году, 2016-м, с допинг-пробами
российских спортсменов никто уже не
химичит, не манипулирует. И 31 биатлонист
из списка Родченкова – Макларена явились
нашему воспаленному сознанию кошмарным
отражением недавнего прошлого. Конкретно
– с 2011 года по 2015-й.

Второе
условие задачи: предположим, что, кроме
наказанных за этот промежуток времени
Старых, Юрьевой и Логинова, кто-то еще
из основного состава сборной был не без
греха, но стараниями Родченкова был
выведен из-под наказания. Только
предположим. Потому что конькобежец
Сергей Лисин документально доказал:
бригада Родченкова (назовем ее условно
так, покуда следствие доподлинно не
установило преступную цепочку) в иных
случаях совершала подмену даже
отрицательных проб.

А
теперь изучим матчасть биатлонной
«допинг-пятилетки».

И!
Самый крупный блок этой матчасти сразу
выносит мозг. Так, что и не собрать. Вот
чемпионаты мира, венец биатлонного
спорта. И у России – ни одной золотой
медали за пять лет… Ну да, выиграна
олимпийская эстафета в Сочи. И та победа,
заметим, под подозрение в окладе Макларена
вроде как не поставлена. Но в остальном…
Запредельная допинг-активность,
вытекающая из «списка 31», дала пустой
выхлоп в виде хронического отсутствия
результата на главных соревнованиях?!
Это, знаете, больше похоже на мазохизм
какой-то, или на диверсию, или на оксюморон
– но только не на попытку обставить
конкурентов любыми средствами…

WADA складывало положительные пробы россиян в копилку?

В
нулевое десятилетие, когда наши
биатлонисты еще активно отхватывали
главные награды, да, можно было увязывать
стимуляцию организма и результат. Но в
накрытый расследованием Макларена
период – извините…

К
моменту, когда пишу этот текст, на
просторах Интернета попалась на глаза
фамилия только одной подозреваемой
биатлонистки. Яна Романова ее зовут…
Кто видел постоянные хронические
мучения на трассе этого завзятого
биатлонного тихохода, наверняка со мной
согласятся: подозрения в допинг-стимуляции
с таким явно выраженным антиКПД
превращаются в абсурд, на грани издевки.

Ну
и, для пущей наглядности, освежим ощущения
в контексте стартовавшего в Нове-Место
мужским спринтом третьего этапа Кубка
мира.

Берем
первое условие задачи, упомянутое
вначале, — команда теперь свободна от
допинг-вмешательства. И оцениваем
промежуточный результат мужской сборной
России в личных гонках на трех декабрьских
этапах в сезоне 2016-2017. Одно золото, два
серебра и две бронзы. Да еще две гонки
в Нове-Место в запасе.

За
всю пятилетку, попавшую под подозрение,
сравнимый результат был достигнут
только однажды – в декабре 2014-го: два
золота и два серебра(все стараниями
Шипулина). Декабрь 2015-го – четыре третьих
места. Декабрь 2013-го – одна бронза.
Декабрь 2012-го – одно второе место и одно
третье. Декабрь 2011-го – тоже одно второе
и одно третье.

То
есть: мужская сборная России в нынешнем
– чистом — сезоне пошла со старта
успешнее, чем в пресловутую
«допинг-пятилетку»! Вы что-нибудь
понимаете? Я – только одно: если в самом
деле что-то такое практиковалось в те
годы на уровне сборной России, то
инициаторов той химии не просто следует
привлечь за нарушение антидопингового
законодательства, но и посадить за
нанесенный вред в достижении высоких
результатов.

Андерс Бессеберг: Ничего не знаю. Все решит экспертная группа

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *