Марина Зуева: Каждый день видеть, как катается Патрик Чан – счастье!

На турнир «Финляндия
Трофи» Марина Зуева привезла своих
новых учеников, и это не танцоры, с
которыми в последнее время, в основном,
добивалась успехов знаменитый тренер.
В ее группе теперь тренируются трехкратный
чемпион мира канадец Патрик Чан и
победитель финала «Гран-при» среди
юниоров 2015 года американец Нэйтан Чен.

«Патрику надо создать комфортную атмосферу»

— Новость о переходе
к вам в группу Чана, одного из лучших
одиночников мира, потрясла весь
фигурнокатательный мир. Как это произошло?
— Патрик катался у нас
на катке летом, после чего решил продолжить
подготовку в нашей группе. Ему понравилась
атмосфера, понравился наш тренерский
состав — и он решил остаться у нас.

— Чему он попросил вас
научить?
— Патрик настолько
сложившийся спортсмен с замечательной
карьерой, что трудно сказать, чему его
можно научить еще… Скорее, здесь надо
создать ему атмосферу, в которой он
сможет показать свои возможности.

— Обеспечить комфортное
состояние.
— Да. С комфортным
состоянием на тренировках приходит и
техническая стабильность. В случае со
сложившимися со спортсменами атмосфера
— это основное. Не стоит забывать, что
Патрик вернулся после перерыва, и в это
время пришло новое поколение одиночников.

— Известно, что у
Патрика есть сложности с тройным акселем.
Пытаетесь решить эту проблему?
— Конечно, работаем над
этим. И сам Патрик работает. Важны не
только советы тренера, но и исполнение.
Много работает с видео.

— У вас тренерские
роли в работе с Чаном распределены?
— Пока мы все следуем
за Патриком. Скорее, так. У него долгое
время был один тренер, а теперь три.

— Вы, Джонни Джонс и
Олег Эпштейн?
— Да. Конечно, и у Олега
есть опыт работы с одиночниками. Он
занимался с олимпийским чемпионом 2010
года Эваном Лайсачеком, работал с Грейси
Голд. У меня весь предыдущий опыт работы
— в одиночном и парном катании. Работала
с Александром Фадеевым, с Анной
Кондрашовой, с той же Грейси Голд.

— А танцы?
— А танцы появились
только в Канаде. До этого только одиночное
и парное. Да и в Америке я тренировала
спортивные пары -чемпионов Канады Кристи
и Криса Вирца. И сына, Федора Андреева,
вырастила. Так что область для меня это
не новая — просто я вернулась в нее
спустя десять лет. Конечно, техника
немного другая у Патрика, больше
американская, чем российская. Но мы
ничего не ломаем. Перестраиваемся,
смотрим, что лучше применимо к технике
Патрика.

— Чан большой артист.
Уже почувствовали, что в ваших руках
бриллиант?
— Конечно. Сейчас он к
нам пришел с готовыми программами,
хореографию поставил Дэвид Уилсон. А
музыку к произвольной программе написал
Эрик Редфорд, двукратный чемпион мира
в парном катании. Он сыграл на фортепиано,
к этому добавили виолончель и оркестр.
Очень проникновенная музыка — и
эмоционально, и ритмически подходит к
фигурному катанию. Все-таки фигурист
ведь ее написал — вложил в нее любовь
и знания. Патрик выбрал ее сам — и
исполняет он ее с душой.

— Вы в свое время
придумали программу под Малера для
Тессы Вирчу и Скотта Мойра заранее. Для
Патрика уже есть идеи на следующие
сезоны?
— Мысль о том, что Патрик
у меня будет тренироваться, пока слишком
нова. Поэтому я только начала осмысливать
это, думать.

— Задачи Федерация
Канады вам поставила?
— Федерация всегда
ставит задачи, но в первую очередь сам
фигурист чувствует свои возможности.
А задача нелегкая, но выполнимая.

— Золото чемпионатов
мира и Олимпиады?
— Для начала Патрику
надо наверстать упущенное. Почувствовать
уверенность в себе. Он сказал недавно
— мне уже 24 года. А я вижу, что это еще
24. Конечно, это будет уже его третья
Олимпиада, но Евгений Плющенко на четырех
Олимпиадах медали выиграл. Так что все
возможно, если ко всему подходить
разумно, грамотно и с любовью. Я всегда
была поклонницей Патрика. Он уже внес
свой вклад в фигурное катание, за ним
следовали — стремились кататься как
Патрик, исполнять как Патрик, с эмоциями,
с душой.

«Нэйтан Чен по своим возможностям — лидер»

— Начало нынешнего
сезона показало, что тенденция на
исполнение как можно большего количества
четверных прыжков никуда не делась.
— Патрик вернул себе
четверной сальхов. Вместе с тулупом это
два четверных. Нужно исполнять их
стабильно и чисто. Плюс компоненты.
Исполнение программ у него уникальное.
Он каждый раз на тренировках оставляет
такое впечатление — счастье смотреть.

— Соперничать с Юдзуру
Ханю, который начал прыгать четверной
риттбергер, реально?
— Реально. И у меня в
группе теперь тренируется фигурист,
который исполняет четыре разных четверных
прыжка — Нэйтан Чен. Он приехал к нам в
группу, чтобы улучшить презентационную
часть фигурного катания — шаги, повороты,
экспрессию. Научиться вкладывать душу
в исполнение программы. Он сейчас
работает над этим и потихоньку
восстанавливает свои четверные после
травмы.

— Успешно?
— Перед отъездом в
Финляндию мы проводили репетицию
соревнований — Нэйтан прокатал чисто
произвольную программу с четырьмя
разными четверными прыжками. Тулуп,
сальхов, лутц, флип. Это уникально, такого
в мире еще нет. Теперь это надо донести
до соревнований. Заслуга в этом целиком
Рафаэла Арутюняна, который проделал
большую техническую работу. По своим
возможностям Нэйтан на лидерских
позициях. Теперь надо поднять вторую
оценку.

— Перед отъездом в
Финляндию мы проводили репетицию
соревнований — Нэйтан прокатал чисто
произвольную программу с четырьмя
разными четверными прыжками. Тулуп,
сальхов, лутц, флип. Это уникально, такого
в мире еще нет. Теперь это надо донести
до соревнований. Заслуга в этом целиком
Рафаэла Арутюняна, который проделал
большую техническую работу. По своим
возможностям Нэйтан на лидерских
позициях. Теперь надо поднять вторую
оценку.

— Так давно у вас не
было одиночников — а теперь двое, и
какие!
— Стечение жизненных
обстоятельств. Но счастливое. Конечно,
видеть такой талант как у Патрика, каждый день наблюдать, как он катается, иметь
возможность огранивать этот бриллиант,
помогать Нэйтану демонстрировать свои
возможности — все это счастье.

— Танцоры не ревнуют?
— Они приезжают на
соревнования и говорят: после наших
тренировок даже соревнования одиночников
смотреть не хочется. Они же вместе
тренируются. И танцоры видят, какая
нагрузка ложится на одиночников, какую
работу они выполняют. Они каждый день
на одной тренировке прокатывают короткую
программу, на другой произвольную. Со
всеми прыжками.

«Буду обязательно бороться за Синицину и Кацалапова»

— Ваши ученики Виктория
Синицина и Никита Кацалапов вернулись
в Россию и теперь тренируются у Олега
Волкова. В каком режиме вы продолжаете
с ними работать?
— У них есть план, они
должны ему следовать. Конечно, трудно
отвечать за то, что они делают, ничто не
может заменить живые тренировки и живое
общение. Но мы на связи с Олегом Волковым.

— Вы будете выводить
их на «Гран-при»?
— Я приеду в Китай, где
будут также выступать Майя и Алекс
Шибутани. Никита сейчас проходит
реабилитацию после операции. Она была
сделана в начале апреля, и оказалось,
что проблема сложнее, чем думали. Поэтому
реабилитационный период занял больше
времени, и сезон мы начали гораздо позже,
чем должны были. Но я очень рада, что
программы, которые мы поставили,
получились, специалисты дали положительные
отзывы. Теперь главная задача ребят и
Олега — накатать их.

— В плане подготовки
к главным стартам — чемпионатам Европы
и мира — потеря времени критичная?
— Во-первых, нужно на
них попасть, пройти отбор. Национальный
чемпионат будет очень серьезным, к нему
надо быть готовым. До «Гран-при» Виктория
и Никита будут выступать еще на этапах
Кубка России, надеюсь, это поможет им
набрать форму. Они в более сложной
ситуации, чем другие пары — из-за
операции, которая оттянула начало
подготовки к сезону. На три месяца
минимум. Но я болею за русских спортсменов
всей душой и буду обязательно продолжать
бороться за эту пару.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *